+7 (499) 653-60-72 Доб. 574Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Ложное сообшение о наркоманах

Известно, что употребление наркотиков приводит к деградации личности человека, разрушает его тело, и в конечном итоге приводит к преждевременной смерти. Этим оканчивается последняя стадия наркомании. Но если человек, принимающий наркотики, вовремя остановится, у него есть шанс выжить и вернуться в общество полноценным его членом. Существует три стадии наркомании. Из них выделяют четыре этапа употребления наркотиков. Он характеризуется любопытством, особенно свойственным молодым людям.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О наркотиках и наркомании

Наркомания: Этапы, Стадии. Помощь в лечении, реабилитация

Татьяна Ткачук: Около 6 миллионов человек — столько в России сегодня наркозависимых граждан. Есть еще страшные цифры — ежегодного роста числа наркоманов и другие, но я не буду их приводить, это сделают мои сегодняшние гости.

Я же хочу спросить о другом: сочувствовать ли тому наркоману, который не хочет сам себе помочь избавиться от этой беды? И воспитывать ли в людях сопереживание проблемам наркоманов? Давайте пойдем от актуального к вечному. В обозримом будущем в России могут ввести принудительное лечение наркомании.

Мне бы хотелось сейчас услышать о вашем личном отношении к этой идее, которая обсуждается уже на государственном уровне. Александр, прошу. Александр Тхостов: Отношение, я бы сказал, нормальное. Потому что здесь мы сталкиваемся с проблемой, не имеющей хорошего решения. К сожалению, оба решения не очень хорошие, но все равно нужно выбирать. Моя позиция заключается в следующем: если мы рассматриваем наркомана как больного человека, не подлежащего поэтому уголовной ответственности, значит, он должен лечиться.

Если мы его рассматриваем как человека, имеющего право выбора и дееспособного, тогда он должен отвечать за собственные действия по закону. Вот, на мой взгляд, иного не дано. Этот выбор является выбором наименьшего зла. Владимир Иванов: Говорить о принудительном лечении, не уточнив, что это такое с государственной точки зрения, это уловка.

Большинству профессионалов и, конечно, пострадавшим известно, что в государстве лечения нет, эффективность его равна нулю. Татьяна Ткачук: Но также известно, что лечение в частных клиниках безумно дорогое. Это вопрос того, что скорее изолировать наркомана от общества, опасен он для общества, настолько опасен, чтобы его изолировать, или нет. Татьяна Ткачук: А в чем опасность наркомана для общества?

Вы имеете в виду противоправные действия, или возможность втянуть еще пару-тройку ребята в то, чем он занимается? Владимир Иванов: Это первое, второе, но есть третье и четвертое. Первое — это преступлений в среднем в течение года у каждого наркомана, уголовных преступлений, в основном это кражи процентов , на втором месте незаконные действия с наркотиками.

Это социально опасный образ жизни, я бы сказал, антисоциальный. Второе — вовлечение, конечно, новых потребителей. Первая уловка — 20 лет понадобилось для того, чтобы в какой-то мере ее развенчать, — от психологов до журналистов, все как-то разом поверили, что к наркотикам ведет любопытство. Это неправда. К наркотикам ведет наркоман, причем достаточно тщательно, изворотливо, изощренно, я бы сказал. Татьяна Ткачук: То есть, насколько я вас понимаю, Владимир, вы за принудительное лечение, если оно способно привести к реальным результатам?

Владимир Иванов: За принудительную изоляцию — по аналогии с тем, как этот вопрос давно решен в наиболее развитых в этом смысле странах, в США, в Европе. Наркоману, который отказывается от лечения, предлагают сесть за колючую проволоку, отвечая, либо выбрать реабилитационную программу. Татьяна Ткачук: Спасибо, Владимир, позиция понятна. Галина, прошу, ваш взгляд?

Галина Мурсалиева: В той ситуации, в которой сейчас страна находится, когда у нас практически под этим ничего не стоит, нет реабилитационных центров в таком количестве, как это вообще возможно обеспечить — принудительное лечение?

Я категорически против принудительного лечения еще и потому, что вот психологи, в общем-то, вы здесь сидите, и вы наверняка знаете, что принудительно вылечить человека от зависимости невозможно, просто невозможно. Это, на самом деле, в общем-то, наказание больше. Потому что лечение означает огромное количество реабилитационных клиник.

Татьяна Ткачук: Галина, ваша позиция очень близка позиции правозащитников. В частности, Людмилы Алексеевой, которая полагает, что лучше бы в стране создали полноценную и доступную сеть медицинских центров, куда могли бы обращаться те, кто действительно хочет вылечиться. Вопрос, собственно, мой к вам очень простой: а что делать с теми, кто не хочет?.. Галина Мурсалиева: Я полагаю, нужно сначала построить такую сеть клиник, огромную, а потом говорить о принудительном лечении.

А с теми, кто не хочет, надо смотреть по факту его каких-либо правонарушений. Если этот человек действительно кого-то, ну, заражает наркоманией, скажем так, или он совершил кражу, или он что-то сделал, он виноват — да, нужно уголовное преследование. А если он принимает, употребляет наркотики… ну, вы знаете все законы, когда там разрешенное количество, неразрешенное количество…. Татьяна Ткачук: То есть, если он тихо колется и никого не трогает, то пусть себе колется, и ничего с ним делать не нужно.

Галина Мурсалиева: Если он колется, то люди просто должны вокруг него каким-то образом все-таки притащить его туда, где помощь. Владимир Иванов: Здесь еще один момент очень важный. Он незаконно, нарушая Уголовный кодекс, приобретает наркотики, он совершает преступление перед тем, как уколоться.

Это надо уточнить. Он передает деньги наркотеррористу. Татьяна Ткачук: Владимир Иванов был сейчас у нас у микрофона, немножко потеряла я контроль над своими гостями. Татьяна Ткачук: Да. Галина, зачитаю вам одно письмо с сайта, очень любопытное, с сайта Радио Свобода. Так вот, в доме напротив моей двери — дверь, за которой живет женщина-наркоманка из Турции Я своим врагам не желал бы жить рядом с наркоманом! Как вы полагаете опустим, конечно, предложение уничтожать, об этом речь у нас в студии не идет вовсе , не может ли быть такое, что ваша мягкая позиция вызвана тем, что вы достаточно близко не сталкивались с людьми, употребляющими наркотики, непосредственно, лично, и никоим образом не страдали, например, от такого соседства?

Галина Мурсалиева: Вы знаете, точно так же можно относиться к алкоголикам. Алкоголик тоже может дебоширить, может схватить ребенка была в Службе спасения такая история и грозить, что выбросит его в окно, в ситуации алкогольного опьянения. Почему именно к наркоманам должны… Нет, я видела большое количество наркоманов, тему такую мы делали. И я вижу, что происходит с психикой этих людей.

Если они становятся опасны для общества, если действительно что-то такое происходит, их нужно, действительно, либо лечить, либо изолировать от общества. С этим я абсолютно согласна. Но наркотики-то разные бывают. Бывает такая стадия деградации личности, когда там, действительно, уже караул, жить незачем.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Галина. Тогда давайте уже сразу сейчас вопрос Владимиру Иванову я задам. Можно провести грань какую-то между… Вообще, есть понятие человека, употребляющего наркотики, и при этом не являющего наркоманом?

Владимир Иванов: В этом вопросе главное отличие между алкоголем, который формально, по биологическим признакам можно отнести к наркотическому ряду, - юридический критерий иной, он не отнесен к наркотикам. Но алкоголь отличается от наркотика главным образом тем, что потрясающее количество людей употребляют алкоголь, не приобретая болезненную зависимость или какие-либо болезненные проявления от спиртного. Наркотики невозможно принимать регулярно и не получить то самое заболевание, которое называется наркоманией.

За исключением однократного употребления с медицинскими показаниями, под контролем врача — да, но не более того. Татьяна Ткачук: Спасибо, Владимир. Наверное, по отношению к теме, которую мы сегодня обсуждаем, так же, кстати, как и по отношению к еще одному дискутируемому в обществе вопросу — легализации так называемых легких наркотиков, — общество, в принципе, невольно делится на два лагеря.

Ну, мне бы хотелось опустить некорректную, на мой взгляд, постановку в один ряд калек и наркоманов, а спросить о другом. Александр, вот получается, что защищают наркоманов, в той или иной степени отстаивают их свободы и права, как правило, представители богемы: художники, музыканты, многие журналисты, актеры, - то есть, люди творческие, люди свободные, как Андрей Жолдак утверждает.

А противостоят им, как бы другой лагерь представляют — Госнаркоконтроль, люди в погонах, и такие летние бабушки у подъездов, для которых наркоманом может быть любой человек, закуривший вообще обычную сигарету бабушки не очень в этом разбираются.

Ваш прогноз в этой ситуации: на чьей стороне будут симпатии молодых?.. Александр Тхостов: Сделать этот прогноз очень легко, но, к сожалению, должен сказать, что мне он самому не нравится.

Они будут на стороне наркоманов в большей степени, безусловно. Но здесь есть такая своеобразная ловушка. Да, использование наркотиков, особенно в начале XX века, в конце XIX века рассматривалось как некая свобода художника или человека от тех норм викторианской морали, которые существовали.

Холмс тоже курил опиум, это описано в литературе. Им кажется, что это такая вот кислота, наркотики, вот мы сейчас все оторвемся — это крайне круто, это откроются какие-то неведомые горизонты свободы и все будет прекрасно.

К сожалению, я должен огорчить, ничего не откроется, а скорее закроется. И никакого такого вызова и эпатажа в настоящий момент нет. Да, сто лет назад, может быть, это было противостояние викторианской морали. Сейчас производство наркотиков — это промышленное производство, на котором получаются деньги. И вы не открываете свободу, а вы включаетесь в этом промышленное производство, обогащая не самых лучших людей. И, в принципе, вы такой же буржуазный человек. Это только кажется, что вы выйдете за рамки этой буржуазности, а на самом деле нет.

Но прогноз мой, к сожалению, неутешительный. Татьяна Ткачук: Немножко вы ушли от ответа на мой вопрос, но мы к этому еще вернемся. У нас первый звонок в студии. Олег из Москвы, добрый день, вы в эфире. Слушатель: Добрый день. Когда я лечился в онкологическом отделении, у меня была сильная реакция на препараты, и мне дали какой-то укол. И я потерял способность говорить.

Меня это ужасно напугало, а потом мать мне рассказала, что мне дали какой-то наркотик не сказали, какой. И я понял, что никогда не стану наркоманом, мне не нравятся связанные с этим ощущения.

Кстати, на меня не особенно действует и, скажем, наркоз.

О наркомании, часть вторая

Прошлые попытки забросить широкий трал и методом тотальных проверок выявить юных наркоманов, заканчивались скандалами. Цифра колоссальная. Сравнили с показателями других регионов, а там наркоманов один на 10 тысяч - в триста раз меньше! Стали перепроверять столичные данные. Но репутация-то уже подмочена и у детей, и у родителей А как вообще должна проходить такая проверка? И как подстраховаться семье, чтобы вашего ребенка ненароком не записали в наркоманы?

МПГУ – территория без наркотиков; Мифы и факты о наркотиках . наркотика нервы немеют, человека «поднимает» в состояние ложного счастья.

Проверка учеников на наркотики. А есть ли смысл?

В Госавтоинспекции добиваются от Минздрава открыть доступ к информации о страдающих алкоголизмом и наркоманией водителях, чтобы оперативно отстранять их от права на управление транспортными средствами. Проблема в том, что эти данные представляют собой врачебную тайну и пока отлавливать проблемных автомобилистов приходится вручную. Речь идет в первую очередь о водителях, страдающих алкоголизмом и наркоманией. Аналогичную процедуру с недавнего времени обязаны проходить и лишенные прав за нетрезвое вождение — в их случае это срок 1,5—2 года. За 10 лет могут появиться серьезные заболевания, с которыми за руль садиться нельзя. Подобную информацию по такому вопросу от Минздрава можно получить далеко не по каждому случаю и только по индивидуальному запросу, что занимает огромное количество времени. Получается, что на дороги фактически безнаказанно могут выезжать водители, представляющие опасность для себя и окружающих, а у Госавтоинспекции связаны руки. Чтобы исправить эту ситуацию, в ведомстве предлагают Минздраву создать специальную федеральную информационную базу и вносить туда все данные о медицинских заключениях, в том числе диагнозы, с которыми противопоказано управление транспортными средствами.

Стоит ли сочувствовать наркоманам

Только им открыт неведомый мир истины. Пожалуй, этот миф один из самых древних. Его история уходит своими корнями в глубокую древность, когда шаманы, жрецы и оракулы с помощью наркотических веществ общались с духами и богами. Главным образом этому способствовала литературная интеллигенция середины XIX века.

Татьяна Ткачук: Около 6 миллионов человек — столько в России сегодня наркозависимых граждан. Есть еще страшные цифры — ежегодного роста числа наркоманов и другие, но я не буду их приводить, это сделают мои сегодняшние гости.

ФСКН: Как распознать наркопритон и обезопасить себя и своих близких

Ирина Лагунина: В сегодняшней России две проблемы идут рука об руку: увеличивается количество наркоманов и увеличивается количество псевдоврачей, шарлатанов, просто людей, которые берутся лечить наркоманию. Многие пытаются лечить наркоманию, подчеркивая значение религии. Ученые и врачи проводят специальные антинаркотические кампании. Но не меньше, а даже больше попыток лечить наркоманию в рамках христианской традиции. Разнообразие здесь велико. Кто-то из специалистов, став христианином, не пытается соединить веру с профессией, а кто-то активно пересматривает свои прежние установки.

6 мифов о наркотиках

Наркотики, которые изготавливаются в домашних условиях из лекарств, свободно продающихся в аптеках, приобретают в России все большую популярность. Дезоморфин является в настоящее время вторым по популярности в России нелегальным наркотиком после героина. Легкодоступность и частые смертельные передозировки делают дезоморфин крайне опасным наркотиком. При этом квартиры, в которых "варят" смертельное зелье, очень быстро привлекают наркоманов и становятся наркопритонами. Как определить, что в вашем доме появился наркопритон, и как обезопасить себя и своих детей, в эксклюзивном интервью РИА Новости рассказал начальник отдела по борьбе с наркотиками синтетического происхождения управления по противодействию наркопреступности Оперативно-розыскного департамента ФСКН России Денис Хлебников.

Электронная версия Всемирного доклада о наркотиках за год имеется пародию, подаст ложные сигналы и не позволит покон- чить с практикой .

Наркомания

В Международной классификации болезней десятого пересмотра МКБ и Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам данный термин не используется. Согласно адаптированной версии классификации, к наркоманиям относится зависимость от опиоидов F 11 Реабилитация лиц, страдающих наркоманией, кодируется как Z

.

.

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.